Антикварно-букинистический салон
на Трубной

ул. Трубная, д. 23 стр.1

Тел.: 8 (495) 628 48 78; 8 (495) 968-79-63

С 10.00 до 20.00 Сб. с 10.00 до 18.00 Вск. - выходной

с по

Библиография — книгоописание, книговедение, находится в тесной связи с историей литературы. С одной стороны, она ее архив, ее codex diplomaticus и в то же время барометр, по которому можно судить о росте литературы в данную эпоху; с другой стороны, развитие литературы вызывает расцвет библиографии. Из энциклопедического словаря Брокгауза - Ефрона.


Русский книжный знак
Верещагин В.А.
1902 год
60 000 руб.

СПб., печатня Р.Голике
30x19,5 см

В полукожаном переплёте начала XIX века с сохранением печатной обложки работы Л.С. Бакста. Вставки на крышках переплёта и форзацы - цветной вощёной бумаги - «павлиний хвост».

Тираж- 925 экземпляров в 6 состояниях, в том числе, 10 именных и 40 нумерованных. Описываемый экземпляр принадлежит к 250-ти, имеющим в тексте 105 воспроизведений экслибрисов синей краской.

 

Представленный экземпляр описан в «Библиохронике. Книга II» Венгеровых, Невских под № 102.

 

..."Экслибрис" (в переводе с латыни «ex libris» - «из книг») - это книжный знак, указывающий на принадлежность издания к определённой библиотеке. Чаще всего встречаются экслибрисы в виде бумажных ярлыков или штемпелей, которые наклеивают или наносят преимущественно на внутреннюю сторону переплёта. Считается, что первые экслибрисы появились в Германии вскоре после изобретения книгопечатания. За прошедшие пять столетий искусство экслибриса претерпело разительные перемены: над их созданием стали работать знаменитейшие художники, появились посвященные им учёные труды, каталоги и даже поэмы, их начали страстно и азартно коллекционировать. Сегодня в различных городах России существуют клубы экслибрисистов, проводятся специализированные аукционы, в Москве создан Музей экслибрисов.

И теперь уже трудно представить, что российская история изучения экслибриса началась чуть более века назад с книги В.А. Верещагина «Русский книжный знак». Камергер, впоследствии гоф-маршал, помощник статс-секретаря Госсовета Василий Андреевич Верещагин вошёл в историю отечественного книговедения как библиофил-аристократ. Именно его утончённость прежде всего отмечал в своих воспоминаниях о нём художник А.Н. Бенуа: «Одно преимущество должно быть сохранено за Верещагиным - это его глубокий европеизм, какая-то особая широта восприятия, какое-то очень тонкое внимание к своему предмету и при этом та совершенно особенная «элегантная сдержанность» приёмов в изложении, в стиле, которая свидетельствует о прекрасной воспитанности»... (Из "Библиохроники. Вторая книга")